Наверх
Оставайся на связи

Иван Семенович Куликов



Живописец и педагог, автор портретов, пейзажей и картин на темы русского быта.
Начальное художественное образование получил (1893—1896) в Рисовальной школе Общества поощрения художеств, где его учителем был известный живописец и рисовальщик Э.К. Липгарт. 
 

С 1896 по 1902 гг. улился в Санкт-Петербургской Академии художеств по классу И.Е. Репина. Еще более повезло юноше на учителей в Академии художеств (1896—1902): среди них были В.Е. Маковский и И.Е. Репин.
В 1901 г., вместе с Б.М. Кустодиевым, принимал участие в создании знаменитой картины И.Е. Репина "Торжественное заседание Государственного совета" (ГРМ).
48676f2a5bc2f.jpg

В 1902 г. за картину "Чаепитие в крестьянской семье" Иван Куликов получил звание художника, Большую золотую медаль и право на заграничную командировку за счет Академии. Участник выставок: Весенние в залах АХ; Группа художников; Общество им. А. Куинджи; Община художников; Общество им. И. Репина. 
 

В 1904 и 1912 годах он удостаивается премий на конкурсах Общества поощрения художеств, в 1905 получает серебряную медаль на Всемирной выставке в Льеже, в 1915 году ему присуждают звание академика живописи. Жил и работал в г. Муроме, где в 1947 г. открыт музей художника. Представлен в ГРМ и других крупнейших музейных и частных собраниях. Художественный рейтинг 3В — художник-профессионал, востребованный художественным рынком и публикой.


Биография Ивана Семеновича Куликова

Куликов Иван Семенович родился 1 (13) апреля 1875 г. в семье крестьянина деревни Афанасово Муромского уезда Ковардицкой волости. Отец художника был незаурядным специалистом кровельного и малярного дела. Во главе небольшой артели он принимал участие в строительстве и ремонте многих городских зданий, церквей и жилых домов. Будучи учеником сначала начального, а затем уездного училища, Куликов увлекался рисованием, делал копии с иллюстрированных журналов, посещал иконописные мастерские, делал попытки рисовать с натуры своих близких. 
 

На увлечения ученика обратил внимание преподаватель рисования и черчения уездного училища Н. А. Товцев, умевший увлечь своим предметом учеников, занимавшихся на уроках рисованием и вычерчиванием орнаментов для обоев, копированием классических произведений, рисованием портретов своих одноклассников. Как настоящий педагог, Товцев обратил внимание родителей Куликова на необходимость получения художественного образования для их сына. В конце обучения Товцев подарил своему ученику мольберт и пожелал ему успехов на художественном поприще.


По окончании уездного училища в 1889 году Куликов становится полноправным членом артели, помогая своему отцу в малярных и кровельных работах, в подборе колеров для покраски помещений, в составлении смет и счетов. Он в совершенстве осваивает альфрейные работы, отделывает панели стен под дорогие породы дерева, расписывает потолки и стены орнаментами.


Все свободное время юноша посвящает рисованию с натуры и копированию. К сожалению, этих рисунков почти не сохранилось, и лишь несколько набросков и натюрмортов, датированных 1893 годом, подтверждают точность глаза и верность руки, чувство пропорции и умение схватить портретное сходство.
48676f9b212c2.jpg

По рекомендации своего бывшего учителя рисования Товцева летом 1893 года Куликов знакомится с известным художником, академиком живописи Александром Ивановичем Морозовым (1835—1904), автором известных картин "Выход из церкви в Пскове" (1861), "Отдых на сенокосе" (1861), "Сельская школа" (1865). Морозов иногда проводил лето в Муроме, где находил сюжеты для своих произведений. Он обратил внимание на способности юноши и рекомендовал родителям направить его в школу Общества поощрения художеств при Академии в Петербурге.


Рекомендация Морозова явилась одним из важнейших факторов, повлиявших на судьбу будущего художника. В сентябре 1893 года Куликов впервые выезжает в Москву, где несколько дней ходит по Третьяковской галерее, Румянцевскому музею, знакомится с храмом Христа Спасителя. Больше всего его поразили произведения И. Е. Репина «Крестный ход в Курской губернии», «Иван Грозный и сын его Иван», «Не ждали», захватили суриковские полотна и покорила грандиозная картина А. Иванова «Явление Христа народу», которая тогда размещалась в Румянцевском музее. Там же он увидел и произведения П. А. Федотова, вызвавшие удивление и восхищение.


В Москве Куликов узнал, что основные художественные силы сосредоточены в Петербургской Академии художеств, что в Эрмитаже и Михайловском дворце находятся замечательные коллекции художественных произведений иностранных и русских мастеров, еще более прекрасные, чем в Москве.


17 ноября 1893 года Куликов едет в Петербург. Его ошеломило величественное здание Академии с громадными выставочными залами, в которых в это время была открыта конкурсная выставка учеников. Неудача с поступлением в школу Общества поощрения художеств вновь привела Куликова к академику живописи А. И. Морозову, который в это время преподавал рисунок в Петербургском училище правоведения, выполняя одновременно небольшие заказы по иллюстрациям, иконам, портретам. Ему нужен был помощник, который мог бы натягивать и грунтовать холсты, делать подмалевки.
48676fdc3999c.jpg

Заручившись поддержкой отца, Куликов поступает к Морозову в помощники, работая у него по пять часов в день, изучая своего рода «кухню» художника, его приемы и методы работы, основные принципы композиции и цвета, что в дальнейшем оказало влияние на развитие мастерства художника. 
 

Маковский на первых же этюдах обратил внимание на то, что живописная манера Куликова ближе к репинской. Он советовал Куликову перейти в мастерскую Репина. Куликов был также убежден в том, что его единственным учителем может быть только Илья Ефимович Репин, «самый лучший профессор», как неоднократно писал в письмах своим родителям. Сбывается мечта Куликова. С помощью Э. К. Липгарта он переводится в мастерскую И. Е. Репина. 
 

Весной 1898 года по ходатайству И. Е. Репина Куликов из вольнослушателей переводится в ученики Высшего художественного училища при Академии, а осенью, учитывая плохое материальное положение и большие способности, Куликову назначается стипендия в сумме 350 рублей в год. 
 

В это же время Куликов пробует свои силы и в портретной живописи. Во время каникул и отпусков Куликов делает многочисленные этюды крестьян, мастеровых, деревенских родственников. 
 

Напряженная работа в репинской мастерской, работа над конкурсной картиной, над иллюстрациями к рассказам А. М. Горького, работа над портретом великого князя — все это привело Куликова к заболеванию с истощением нервной системы. И. Е. Репин рекомендовал Куликову обратиться к известному врачу Боткину и в Совет Академии с просьбой о предоставлении отпуска для поездки на родину. 
 

В Муроме художник оказывается в кругу своих родственников и близких. С них он делает многочисленные этюды и эскизы, компонует картину и, что самое важное, находит возможность писать сразу всю группу для конкурсной картины, состоящую из 7 человек. На родной земле он вновь обретает силы. Его здоровье быстро восстанавливается. С Петербургом, со своими друзьями, с Ильёй Ефимовичем он поддерживает постоянную связь. 
 
4867702eb3a55.jpg
1 ноября 1902 года Куликов заканчивает Академию. Ему присуждается «звание художника... право быть личным почетным гражданином и... заграничное путешествие в звании пенсионера Имп. Академии»,— сообщает он домой. К концу месяца (25 ноября) он пишет, что «диплом уже выдали и знак Академический уже повесил себе на грудь».


В августе 1903 года Куликов выезжает за границу в качестве пенсионера Академии. За три месяца пребывания за рубежом он посетил знаменитые музеи в Берлине, Дрездене, Мюнхене, путешествовал по итальянским городам, музеи которых насыщены произведениями старых мастеров: Веронезе, Тициана, Тинторетто, Тьеполо и многих других.


Около месяца Куликов провел в музеях Парижа, изучая знаменитый Лувр, его уникальную коллекцию живописных произведений. В Париже на Куликова большое впечатление произвели барбизонцы, живопись которых была близка русской реалистической школе, взглядам начинающего художника. Особое внимание художника привлекли работы Жана Франсуа Милле.


В 1904 году по настоянию И.Е. Репина и по рекомендации Совета профессоров Академии Куликов вновь отправляется за границу в качестве пенсионера Академии. Вторичные командировки за границу выпускники получали нечасто. Однако успех на Весенней выставке его произведений («Портрет моей матери», «Пряхи», «Пряха»), а также настоятельные рекомендации Репина, необходимость знакомства с парижскими салонами, с которыми Куликов не смог познакомиться осенью 1903 года, предопределили решение Совета о вторичной командировке Куликова за границу Репин многим своим ученикам рекомендовал изучать современную французскую живопись, в которой до совершенства было доведено изображена пейзажа, состояние природы, труда простых людей.


Завершив художественное образование, а также ознакомившись с работами мастеров западноевропейской живописи во время заграничных поездок, Куликов всецело отдается своему любимому делу — живописи. Несмотря на то, что он «покончил с Академией», он находился в постоянной переписке со своими академическими друзьями, систематически выезжал в Петербург, Москву, Нижний Новгород для участия в выставках, В Муроме Куликов имел возможность переосмыслить все изученное в Академии и увиденное во время заграничных путешествий в лучших западноевропейских музеях. 
 

Его авторитет среди художественной общественности возрос настолько, что после ухода И. Е. Репина с профессорской должности Куликов был включен в список кандидатов для выборов на должность профессора-руководителя мастерской живописного отделения Высшего художественного училища.


Кандидатами на должность профессора одновременно с Куликовым были известные художники Н. Д. Кузнецов, Б. М. Кустодиев, Ф. А. Малявин, М. В. Нестеров и другие.


Наряду с работой над живописными произведениями он изучает археологию, этнографию и нумизматику. Для своих произведений собирает костюмы крестьян, деревенскую утварь, домовую резьбу. Древняя Муромская земля наполнена этими предметами, и Куликов в короткий промежуток времени становится обладателем уникальной коллекции древнерусских костюмов, обуви, сарафанов, кокошников, платков, предметов прикладного искусства — прялок, ларцов.


Являясь знатоком русского национального костюма, Куликов уловил любовь крестьян к ярким кумачовым рубахам и сарафанам, синим и желтым платкам и полушалкам, расписным прялкам, саням и дугам. Умелое применение дополнительных цветов в колористическом строе произведений подчеркивало их оптимистическое и жизнеутверждающее настроение. Степенные старики и старухи, миловидные девушки, веселые парни, крестьяне и мещане — представители основных сословий провинциального торгового городка были героями его полотен. 
 

На протяжении всего творческого пути основными сюжетами для произведений Куликова были сюжеты из жизни русской деревни, ее быта, традиционных укладов. В лучших своих произведениях он показывает глубокое знание крестьянского быта, психологию крестьян, их эстетические взгляды и устремления, раскрывает душевную красоту и характер простых людей из деревни. 
 

Не случайно с первых лет Советской власти в Муроме Куликов отдал все свои силы, все свои знания народу, организовал краеведческий музей, куда передал коллекцию костюмов, прикладного и декоративного искусства, свои живописные произведения, археологические находки. Он был пропагандистом реалистического изобразительного искусства, руководителем художественных студий, курсов и мастерской. 
 

В книге отзывов о выставке И. С. Куликова, посвященной 110-летию со дня его рождения, заслуженный художник РСФСР С. И. Чирков оставил запись, которая подчеркивает любовь и уважение к И. С. Куликову: "И. С. Куликов был и останется первым учителем муромских художников. Будучи блестящим мастером, он искренне любил молодежь и ей передал всю свою любовь к искусству. Все мы обязаны ему".
Международный заплыв на открытой воде Volga Swim