Информация

Муромцево



47debde472f04.jpg Если ехать из Владимира автобусом на Судогду, далее около 3 км пешком, то попадаешь практически "в самое сердце" Владимирщины, в те самые места, откуда, что называется, "есть пошла", расположена достопримечательность совершенно неожиданная - руины дворцового ансамбля возведенного в формах готической средневековой замковой архитектуры. 
 

История усадьбы Муромцево не уходит корнями в дремучее средневековье. Корни эти, как и корни сохранившихся от парка исполинских деревьев, уходят в не столь уж далекий 1884 год. Именно в этом году граф Владимир Семенович Храповицкий, гусарский полковник и крупный лесопромышленник, приступил к реализации своей мечты - возведению небывалого дворцово-паркового ансамбля. Вне всяких сомнений, граф обладал двумя крайне необходимыми для этого дела вещами - деньгами и вкусом. В результате удачного сочетания того и другого, строительство было поручено одному из лучших архитекторов того времени - Петру Самойловичу Бойцову. 
 

Специализировался Бойцов на крупных коттеджных формах и был в начале 1880-х годов на заслуженно хорошем счету у богатых московских заказчиков. Особенно привлекала Бойцова тема средневековой замковой архитектуры. И хотя специалисты склонны называть стиль его работ немного презрительным словом "эклектика", некий кинорежиссер конца 20-го века посчитал одну из построек архитектора достаточно репрезентативной для Франции образца века 16-го.
47debe12a3c43.jpg

В 1884-1889 годах Бойцов строит в Муромцеве главный дом, а также: охотничий домик, дом управляющего, летний театр, конный двор, скотный двор, каретный сарай, деревянные музыкальный и лодочный павильоны, пристань на пруду и водонапорную башню.


Одновременно со строительными начались и ландшафтные работы. К ним также были привлечены крупнейшие специалисты того времени - К.Энке, А.Регель, Г.Куфельт, К.Тюрмер. Более сорока гектаров местности и практически неограниченный бюджет дали мастерам возможность выступить по полной программе. Регулярный "французский сад", водные каскады "итальянского сада", пейзажная, "английская" часть парка, пруды и фонтаны, оранжереи и дендрарий, парковая мебель и скульптуры, дорожки освещенные электричеством... Стоит ли говорить, что электричество было подведено и к главному усадебному дому. Наряду с водопроводом, канализацией и телефонной линией. 
 

В 1895 году Храповицкий учреждает акционерное общество "Лесные склады Храповицкого". Для вывозки леса, к имению подводится собственная железнодорожная ветка, обрастающая необходимой инфраструктурой. Деревянное здание станции Храповицкая, дом станционного смотрителя, станционный лабаз, здание почты с телеграфом, школа, казармы для рабочих, баня - все строится по проектам Бойцова. 
 
47debe3129b30.jpg
К 1899 году относится последняя его постройка в Муромцеве - усадебная церковь в псевдорусском стиле. Затем между заказчиком и архитектором следует разрыв и последний штрих к портрету усадьбы (исполненный по желанию ее хозяина) наносится в 1906 году неизвестным автором. В этом году к главному дому пристраивается еще одно крыло с могучей башней, также готического свойства, но уже в ином - более мрачном и холодном стиле. 

 
Обе части здания заметно контрастируют друг с другом, что, впрочем, нисколько не мешает их гармоничному сосуществованию. Более того, именно этот контраст подчеркивает достоинства каждой из частей и делает более живым и объемным состоящее из них целое.


Главный дом, с его замечательной романтичной асимметричностью, является наиболее выразительным элементом усадебного комплекса. Но и прочие хозяйственные и служебные постройки представляют немалый интерес. Вычурность одной из них послужила поводом для возникновения столь же красивой, сколь и неправдоподобной, легенды. Согласно ей, граф Храповицкий, путешествуя по Франции, поспорил с одним из тамошних крупных владельцев недвижимостью, что отгрохает у себя на родине дворец не хуже бусурманского. 
 

Спустя несколько лет, наш герой, если верить легенде, пригласил в свое имение напыщенного французского вельможу и подвел его, первым делом, к скотному двору, повторяющему один в один собственный замок последнего. "М-да," - процедил француз - "пожалуй, Вам удалось, в общих чертах, скопировать мое родовое гнездо." "Рад это слышать!" - ответствовал граф Храповицкий - "но мое родовое гнездо находится чуть дальше, а здесь живут мои свинки!"