Наверх
Оставайся на связи
Авторские материалы
Я знаю, город будет! Я знаю, саду цвесть!Молодые, талантливые, творческие, инициативные, добившиеся успехов в науке, культуре, спорте, демонстрирующие интеллектуальный потенциал — это всё про самых ярких представителей муромской молодёжи.
Мария Летова

редактор promurom.ru

21 декабря
Просмотров: 818
Я знаю, город будет! Я знаю, саду цвесть!

В сегодняшнем выпуске рубрики «Движение вверх» — новый герой. Знакомьтесь: молодой, талантливый, творческий человек — Иван ВАЛЕВСКИЙ.

У Ивана редкая, но актуальная для современного общества профессия. Он — ландшафтный архитектор. Компания «Зелёный город», создателем и руководителем которой является Иван Валевский — единственная в Муроме и одна из немногих в регионе занимается ландшафтным дизайном и проектированием.

Ну, собственно, на этом вся реклама и заканчивается. Наш разговор с Иваном не его личного пиара для, но о преобразованиях в Муроме, об искусстве, рок-музыке, о берёзах и липах и важной роли родителей в деле жизненного и профессионального становления ребёнка.


Часто вопросы к людям искусства (а в названии профессии нашего героя есть понятие, напрямую связанное с творчеством) представляют собой что-то высоко-пафосно-заумное: об источниках вдохновения, музах. Обязательно и непременно — об их отношении к ранним работам Моне и поздним — Кандинского. А мы, пожалуй, начнём с простого.

— Ландшафтный архитектор — что это за профессия такая? Вы мечтали о ней с детства?

— Конечно, нет! А зря!

— Почему зря?

— Современные реалии требуют от входящего во взрослую жизнь человека как можно быстрее совместить мечты и реальность. Проще говоря, несмотря на искреннее желание подольше повитать в облаках, надо отчетливо понимать, чем ты в жизни заниматься будешь. И выстраивать себя в этом плане!

Это я сейчас так рассуждаю, когда прошёл определенные этапы жизненного пути. Ну, в юности, конечно, витал, мечтал. Занимался музыкой — получил классическое образование в музыкальной школе, а потом долгое время был вокалистом и гитаристом рок-группы. Занимался КВНом. Да и вообще, хотел стать военным врачом. Но вовремя спохватился.

— Вы из категории людей «made myself»? «Сделали» себя самостоятельно?

— На 99 процентов тем, кто я есть в этой жизни, я обязан родителям! Моя мама Наталья Васильевна Клопова — уникальный во всех отношениях человек. Она вела нас с братом по жизни: музыкалка, бассейн, школа. Я играл на фортепиано, пел в хоре, занимался плаванием, плюс — хозяйственные дела, которых, когда семья живёт в частном доме — предостаточно.

Нужно было так распределить силы, направить детскую энергию в мирное русло, чтобы хватало времени и на школу, и на отдых. Приходилось мобилизовать себя! Этому учила и научила мама! Я уже вырос, но детская привычка к учёбе, к труду осталась. Она мне жизненно необходима. Если я не занимаюсь чем-то полезным (учусь, работаю, читаю книги, получаю новые знания по профессии), то начинаю чувствовать, как деградирую потихоньку.

Собственно, мама и втянула меня в то, что сегодня является моей профессией.


— Давайте поподробнее поговорим о ландшафтной архитектуре. Мне кажется, мало кто из читателей имеет представление о том, что это такое. Мои познания в этом вопросе — альпийская горка в саду, живая изгородь на участке.

— Один мой знакомый, когда узнал, что я ландшафтный архитектор, искренне поинтересовался: «Ты бархатцы сажаешь?».

Ну, давайте немножко о моих «истоках». Около десяти лет назад мама всерьёз увлеклась ландшафтным дизайном. Эксперименты в этой области ставила на нашем придомовом участке. Сад мы переделывали под ноль четыре раза. Маме стало не хватать информации о тенденциях, оформлении проектной документации, инженерных решений, направлениях в области ландшафтного проектирования. И она усадила меня за компьютер: искать новое, современное, осваивать чертежные программы, изучать научную литературу. Стали появляться полноценные проекты преобразования участков, садов, парковых зон. Я начал помогать маме в реализации этих проектов. Тут-то и понял, что мне не хватает специальных знаний. За ними я отправился в знаменитую «Тимирязевку» — «Российский государственный аграрный университет – МСХА имени К.А.Тимирязева». А всё потому, что именно там имеется факультет садоводства и ландшафтной архитектуры.


— Ну, чтобы альпийские горки устраивать, не обязательно в «Тимирязевке» учиться!

— В чем я твердо убежден: если за что-то взялся, делай это качественно, профессионально — даже альпийскую горку. Правда, ландшафтная архитектура далеко этим не ограничивается.

— Ну, а что это такое?

— Ландшафтный архитектор занимается организацией пространства, в котором живёт, работает, отдыхает человек. Вне зданий, строений, домов. Это может быть сад, парк, аллея, бульвар, детские площадки, парковки, придомовой участок. Многие не понимают, что деревья, кустарники, посаженные определенным образом, образуют вокруг нас гармоничное пространство. Это не просто какие-то зелёные насаждения, которые растут вокруг. Они тоже часть города, часть жизнедеятельности человека.

А тротуар, площадь — всё это тоже сложные проекты, над которыми работают ландшафтные архитекторы.

— Тротуар-то чего проектировать? Главное, чтобы асфальт ровно лежал!

— А что вы будете говорить, когда после первого сильного дождя или снегопада утонете в луже или увязнете в сугробе?

— Буду ругать дорожников!

— И напрасно! «Виноват» ландшафтный архитектор или инженер, который неправильно спроектировал тротуар, не учёл, где должны быть уклоны, как должна быть организована дренажная система.

— Я-то думала, что ландшафтная архитектура — это чистое искусство, творчество без границ…

— Думаю, ландшафтную архитектуру сложно назвать искусством. Искусство свободно, в нём не учитываются, к примеру, постройки, нет правил. В искусстве практически нет ограничений. В архитектуре есть правила и границы… Наконец, мы подчинены СНИПам, ГОСТам. Проект с нуля начинается с зонирования территории, отрисовки эскизов, их 3D-визуализации. Все творческие идеи должны быть заключены в чёткую концепцию проекта ландшафта с учётом детальных планов предполагаемых зон. Какие растения и как будут расположены на участке, какой будет схема инженерных сетей, где разместятся малые архитектурные формы (альпинарии и рокарии), водоёмы. Укладка тротуарной плитки и мощение дорожек, ландшафтное освещение, дренажные работы, обустройство системы полива и т.д. Ремесленничество и искусство! Творчество, полёт фантазии и кропотливый, тяжёлый физический труд на земле.

— Для чего необходим ландшафтный проект и можно ли без него обойтись?

— Наверное, да, если можно обойтись без проекта при строительстве дома, без сценария при постановке спектакля, без партитуры при исполнении оперы, без выкройки при пошиве платья и т. д.

С помощью проекта я «говорю» с заказчиками, строителями. А как без проекта обсуждать благоустройство участка с заказчиком, как рассчитать смету на реализацию, как объяснить строителям, что им надо делать? Он позволяет увидеть и почувствовать пространство целиком, соразмерность элементов ландшафта и архитектурных форм, создать целостную концепцию участка и грамотно расположить объекты.

Создание проекта оправдано не только эстетически, но и экономически с точки зрения технологии процесса строительства.

— В каких общественных садах, скверах, парках можно полюбоваться Вашими работами?

— Мы целиком и полностью проектировали парки в Гусь-Хрустальном районе, работы по насаждению запланированы на следующий год. Работаем в Доброграде. Приложили руку к созданию ландшафтного дизайна в микрорайоне «Новая слобода» в Муроме. В настоящее время трудимся над организацией территории Выксунского металлургического завода. Ну, а сколько успешных проектов реализовано на территориях частных домовладений! Обустраивать ландшафты частных домов не менее интересно, чем воплощать в жизнь масштабные городские проекты. Человек строит дом для себя, а значит, нужно учесть много нюансов: возможности, характер, образ жизни владельца дома. Стараемся делать так, чтобы человеку хотелось снова и снова возвращаться в свой дом! Мы руководствуемся индивидуальным подходом при проектировании частных домов. Каждый объект — гармония стиля и комфорта, эстетики и функционала, максимально отражающая индивидуальность владельца дома и его семьи.

— Какие существуют сложности в работе ландшафтного архитектора в России?

— Очень трудно убеждать заказчика и воспитывать вкус.

У нас люди любят говорить: «А зачем нам все эти растения? У нас зима шесть месяцев в году!» Зачем делать такие дорожки — будет трудно убирать!» С этим всё время приходится бороться. У нас почему-то все просят посадить на участке туи. Это вчерашний день! Существует масса растений декоративных форм. Почему не сажают скальные можжевельники? Красивое хвойное растение голубого цвета, которое само поддерживает форму и отлично зимует.

Нельзя сажать дерево, кустарник без цели, не понимая, зачем это делается.

— Ну, как зачем — озеленить территорию и чтобы красиво было!

— У нас у всех во дворах полно растений, но это не значит, что в этих дворах нам уютно, комфортно. Проблема не в количестве зелени, а в том, что у территорий с растениями не определена функция. Нет комфортной среды. Задача ландшафтного архитектора — создать связь между людьми и природой, это относится не только к растениям, но и к организации пространства (детские площадки, парковки, дорожно-тропиночная сеть, рекреационная зона), касается того, как оно воздействует на людей, оказавшихся в нем.


— А какой парк, обустроенная зелёная зона для Вас являются эталоном ландшафтной архитектуры?

— Ну, конечно, дворцово-парковые ансамбли Санкт-Петербурга. Один Петергоф чего стоит! Это произведение искусства, в создании которого принимали участие специалисты высокой культуры, грамотности: архитекторы, инженеры, скульпторы.

— Сегодня ТАКОЕ не строится! Говорят, что настоящая архитектура «закончилась» с наступлением советского периода.

— Каждое время диктует свой стиль. И в каждом есть что-то, достойное внимания. Советская архитектура — это ведь не только гранитные монументы. Посмотрите, например, на здание МГУ! Это так называемый сталинский ампир. И в Муроме есть подобные строения, надо только разглядеть их. Это здание кинотеатра «Октябрь», «сорокашка». Они отличаются от тех серых, типовых коробок, которые стали возводить позднее. Я понимаю, что строительство таких домов было оправдано той социально-экономической ситуацией, что царила в стране. Но сегодня мы всё можем изменить к лучшему. И меняем! У Мурома в этом плане — большие перспективы. Происходят преобразования. Городская среда становится таковой, какой и должна быть: комфортной для людей.

— Есть у нас какие-то национальные традиции, которые можно использовать в работе?

— Увы, нет! Это нормально, потому что для нас это новая отрасль. Сейчас всё меняется в лучшую сторону. Все, даже на уровне дачников, переболели яркими цветами. С деревьями куда хуже. У людей есть представление, что чем больше деревьев, тем лучше, но это миф: если их близко друг к другу сажать, то ни одно не вырастает нормально. Надо разумно подходить к тому, какие деревья стоит высаживать на улицах, во дворах. Категорически нельзя — берёзы. Это неустойчивое к потокам ветра дерево. Куда лучше — липы, рябина. Живые изгороди могут быть не только зелёными-салатовыми, даже красными. Все это создает определённую атмосферу городской среды, делает её уютной.

— Вам нравится то, чем занимаетесь? Можно сказать, что Вы нашли себя в этой профессии?

— Мне нравится посыл, который есть у профессии ландшафтного архитектора — созидать! Это моя главная цель! Хочется привнести в этот мир уют, спокойствие, красоту.

— А какова Ваша творческая мечта?

— Вернуться в музыку! Рано или поздно это случится.


Получай новости прямо в Telegram

подписывайся на наш канал

Что еще почитать